You are here

Оренбургские дизайнеры заявили о себе в Москве

Поделиться: 
Дата выхода: 
Вторник, 7 августа 2018

Могут ли кутюрье из провинции ворваться в большую моду? Оренбургские дизайнеры все чаще заявляют о себе не только в родном городе, но и за его пределами. Ведь время показало: сегодня аутентичные идеи и изделия из глубинки интересуют публику больше, чем массмаркет. И это несмотря на ощутимую разницу в ценниках. Так сколько стоит ручная работа, в каких муках рождается, на каких площадках продаётся и кем раскупается?! Наши корреспонденты разглядывали эскизы начинающих оренбургских дизайнеров и держали в руках изделия тех, кто уже прославился на всю страну.

«Алтынай немножко в своём стиле изготавливает, а я в своем».

Это только с виду сёстры – две капли воды. Творческий почерк у девочек разный. Кумисай тяготеет к сложной геометрии, чётким линиям, Алтынай к линиям плавным и струящимся текстурам. Одежду они начали рисовать в три. В девять сшили себе школьную форму, дальше были джинсы, топы, сейчас всё больше платья, такие, чтоб все ахнули.

Алтынай Шарипова, студентка художественного колледжа:

«Сначала у меня рождается образ в голове, потом я придумываю лекало, говорю Кумисай, и мы думаем, как пошить, ищем лекало».

О всероссийском конкурсе для юных кутюрье «Поколение М» сёстры Шариповы узнали случайно, причем под самый его занавес, месяц творили по ночам: разрабатывали линию сценических нарядов для любимой певицы Полины Гагариной.

Кумисай Шарипова, студентка художественного колледжа:

«Мы слушали песню, в голове рождался образ, и мы сразу это рисовали на бумаге, придумывали костюмы, как ткань будет ложиться».

Видимо, ткань легла, потому как жюри конкурса с Игорем Гуляевым во главе решило: из тысяч участников лучше всех с заданием справились именно сёстры Шариповы. Кумисай досталось третье место, Алтынай – первое. Вот за эту работу.

«Здесь два вида ткани, это атлас и сеточка».

В итоге девочки из Оренбурга получили возможность пройти стажировку в столице. В модном доме Игоря Гуляева. И это только начало, уверены сёстры. В планах создание семейного бренда и производства.

«В будущем мы мечтаем создать свою линию одежды. Это одежда, чтобы каждый мог самовыражаться с помощью одежды. Чтоб одевался».

То, о чём близняшки пока только мечтают, Аня Советова уже давно делает. Ну как давно. Пять лет.

Анна Советова, основатель дома пуховой моды:

«Семья приезжает из-за границы, покупают одежду и подарки раз в полгода, ибо, поехав туда с этими вещами, они там производят фурор и уже понимают, что надо еще раз».

Вообще-то по образованию Анна антикризисный менеджер и долгое время работала в крупной сотовой компании. В первом декрете интереса ради и заработка для открыла ателье, а во втором отказалась от массовых заказов и поклялась себе: я заставлю город, страну, а то и планету заново влюбиться в оренбургский пуховый платок. Я докажу: он может быть настоящим фешн-продуктом. Заставила. Доказала».

«Свадебное платье существует сейчас вот в таком виде, чаще всего заказчиками являются москвичи, ибо у нас считается, что платок – это либо бабушка, либо болезнь, и очень приятно разбивать стереотипы здесь и заставить посмотреть другими глазами, например, тинейджерская майка, в которой я сейчас».

Первым её эксперимент оценил Вячеслав Зайцев, дальше была совместная работа с Валентином Юдашкиным, её итог был представлен на неделе высокой моды в Париже. Сегодня у Советовой дом пуховой моды, на благо которого в самую горячую пору трудятся полтора десятка человек. Есть единомышленники-дизайнеры, есть пошивочный цех. Здесь рождаются штучные вещи. Здесь ткани шанель соединяют с нежным оренбургским ажуром и с грубоватыми шалями. Звучит и то, и другое.

«Вы представьте себе – это шаль. Аля бабушка на рынке, мы видим её соединённой с тканью шанель, я её даже не спешу продавать, мне хочется её многим показать».

Её идеи заразили и светских лиц, и клубных тусовщиц, и даже первых леди Оренбуржья. Они стали приносить стабильный, пусть и не ошеломляющий, доход всему пуховому дому.

Анна Советова:

«Мы мечтаем что-то в Москве открыть, но пока это заказы, заказы частных лиц».

История Анны скорее исключение из правил. Чаще эскизы и идеи талантливых провинциальных дизайнеров так и остаются лишь эскизами и идеями. Не на что пошить, не на что арендовать, некому продавать. Дизайнерские вещи стоят в разы дороже массмаркета. Чтобы найти своих покупателей, творцы объединяются и кочуют по выставкам, ярмаркам и фестивалям. Как раз такой прошёл накануне в Оренбурге. Фестиваль форма-маркет объединил дизайнеров из разных уголков страны.

«Мы решили следовать трендам и снять такой костюм с классическими шортами».

Эту одежду создаёт семья из небольшого городка Самарской области. Старшая сестра придумывает, мама шьёт, младшая продвигает и продает.

Лейсан Калимуллина, основатель семейного бренда одежды, Самарская область:

«У нас семейный бизнес. Бывает, среди ночи проснешься и говоришь маме: надо вот так шить, вот такая идея. Мы из небольшого городка, у нас ориентированы на более низкие цены. А берут в основном в больших, у нас средний ценовой сегмент, но для нашего города это дорого.  Сбыт товара в основном Инстаграм и выставки».

На этой выставке товары ручной работы не то чтобы разбирали как горячую кукурузу, но покупали. Любители хенд-мейда знакомились с творцами, обменивались аккаунтами и сходились во мнении: сегодня дизайнер одежды может заявить о себе, только если он универсален. Если голова переполнена идеями, руки при этом растут из нужного места и есть четкое представление о том, как себя продавать.

Нашли ошибку или опечатку? Сообщите нам о ней!
Просто выделите некорректный фрагмент и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle
Сообщить об ошибке в следующей части текста:
Вы можете прокомментировать ваше сообщение.